Светлана Крючкова: «Путем всея земли…»

Светлана Николаевна привезла в Татарстан две поэтические программы: «Путем всея земли…» и «Между любовью и любовью...». «Путем всея земли…», посвящена 120-летнему юбилею поэта Анны Ахматовой. В ней прозвучат стихи Ахматовой разных лет: «Реквием», «Тайны ремесла» и пр., в сопровождении гитариста Александра Крючкова. «Путем всея земли…» подготовлена для казанских зрителей. Любовную и гражданскую лирику Марины Цветаевой — «Между любовью и любовью...» услышат и увидят жители Елабуги.

На пресс-конференции в Министерстве культуры РТ, 11 марта 2011, Светлана Крючкова рассказала журналистам Татарстана об этих программах.

С.К.Программу «Путем всея земли…» я сделала совместно с научными сотрудниками музея-квартиры Фонтанного дома, непосредственно, с директором Ниной Ивановной Поповой, хранительницей музея Натальей Владимировной Павловой, доктором наук Татьяной Сергеевной Поздняковой.

Особенных претензий не имею
Я к этому сиятельному дому,
Но так случилось, что почти всю жизнь
Я прожила под знаменитой кровлей
Фонтанного дворца... Я нищей
В него вошла и нищей выхожу...
1952

С Фонтанным домом у Ахматовой много связано. Она прожила там очень много лет, сначала в одном флигеле — со вторым мужем, Владимиром Казимировичем Шилейко, затем в другом флигеле — с третьим мужем, Николаем Николаевичем Пуниным. Маленькая квартира в Фонтанном доме теперь — музей Анны Ахматовой.

С.К.Меня пугали тем, что в Казани очень интеллектуальный зритель, знает, любит поэзию. Это мы проверим 13 числа. Я сделала подарок зрителю Татарстана. Буду читать «Сказку о черном кольце», которую обычно в Ахматовской программе не читаю.

Сказка начинается словами:

Мне от бабушки-татарки
Были редкостью подарки;
И зачем я крещена, Горько гневалась она.
А пред смертью подобрела
И впервые пожалела
И вздохнула: "Ах, года!
Вот и внучка молода".
И, простивши нрав мой вздорный,
Завещала перстень черный.
Так сказала: "Он по ней, С ним ей будет веселей".

Псевдоним Анна Ахматова взяла у татарского очень дальнего предка — хана Ахмата. Отец запретил подписывать стихи фамилией Горенко, и она взяла девичью фамилию прабабушки по женской линии Прасковьи Федосеевны Ахматовой (в замужестве — Мотовиловой), умершей в 1837 году.

По отцу Прасковья Федосеевна происходила из старинной дворянской фамилии князей Чагадаевых (известных с XVI века), по матери — из старинного татарского рода Ахматовых, обрусевшего в XVII веке.

С.К.Программа большая, двух часовая. Я читаю стихи, которые долго не публиковали. Через 25 лет после ее смерти начали выходить некоторые из них. И когда я читала эту большую программу в Москве, и слушал ее знаток русской поэзии — Эльдар Александрович Рязанов, он сказал: «Трети того, что ты читала, я вообще никогда не слышал и не знал».

Поэтому я думаю, что в любом случае это будет интересно.

Сколько Вы готовили эту программу?

С.К. Я отвечаю: “Сорок два года”. Я читаю Ахматову с 18 лет. Но с большими программами на сцену вышла читать в 1995 году.

К Ахматовской программе Светлану Николаевну подтолкнули два кинорежиссера: Андрей Юрьевич Хржановский, снявший фильм о Иосифе Бродском «Полторы комнаты, или Сентиментальное путешествие на Родину» и Дмитрий Львович Томашпольский, выпустивший биографический сериал, построенный на воспоминаниях поэта Анны Ахматовой о прожитых годах.

В основе фильма — незаконченная пьеса Ахматовой «Пролог, или Сон во сне». Фильм Д.Томашпольского получил специальный приз жюри на кинофестивале в Гатчине - 2008 г; приз за лучшую мужскую роль (Владимир Кошевой - Николай Гумилев) на МКФ "Ступени"- 2008; призы за лучшую женскую роль на Первом Международном кинофестивале в Киеве - 2009 — Светлане Крючковой и Светлане Свирко.

Фото №72474. Светлана КрючковаФото №72474. Светлана Крючкова11 марта 2011. Пресс-конференция в Министерстве Культуры РТ

Картина «Полторы комнаты, или Сентиментальное путешествие на Родину» получила целых три «Ники»: самую главную - за лучший игровой фильм, вторую по значению - за лучшую режиссуру, и еще приз за лучшую сценарную работу, который режиссер разделил со сценаристом Юрием Арабовым.

В этом фильме Светлана Николаевна чуть меньше минуты в кадре и говорит, практически, одну фразу, но в образе Анны Ахматовой. — У меня там минута славы! — рассказывает С. Крючкова — Хржановский первый увидел во мне Анну. Делали портретный грим. Я снималась в подлинной Ахматовской шали, в знаменитой Пунинской столовой, под оранжевым абажуром. в Музее Ахматовой в Фонтанном доме.

Через полгода в квартире С. Крючковой раздался звонок. Дмитрий Томашпольский предложил Светлане Николаевне сыграть роль Анны Ахматовой в фильме «Луна в зените». Светлана Николаевна ответила отказом. Дмитрий Львович привел несколько аргументов актрисе: фильм не художественный, а документально-художественный, и Светлана Крючкова будет играть не саму Ахматову, а актрису которая ее играет, следовательно, портретного грима не надо.

Прочтя первые пятнадцать страниц сценария, Светлана Николаевна поняла, что хочет сниматься в этом фильме. Партнером по фильму, сыгравшим в нем роль Бориса Васильевича Анрепа, был Петр Сергеевич Вельяминов. О сценарии, так понравившемся С.Крючковой, Петр Сергеевич сказал, что такого интеллигентного сценария не читал лет пятнадцать.

Роль Анрепа была последней в его жизни. Вельяминов и Крючкова сыграли встречу Анрепа и Ахматовой в Париже в 1965 году, меньше чем за год до смерти А.Ахматовой.. Ахматова приехала получать докторскую мантию В Оксфорд. Состоялось ее чествование. «Приехали даже из Америки. Я был в Лондоне, и мне не хотелось стоять в хвосте ее поклонников» — писал Анреп.

У Анрепа были близкие отношения с Ахматовой, она посвятила ему более тридцати стихотворений: акростих «Бывало, я с утра молчу…», «Из памяти твоей я выну этот день…», «Словно ангел, возмутивший воду…», «Небо долгий дождик сеет…», «Когда в мрачнейшей из столиц…», «Мне голос был…», «Ты — отступник…», «Сказка о черном кольце» и др.

Борис Васильевич сбежал, чтобы не видеться с Анной Андреевной, а причиной его бегства стало именно золотое кольцо бабушки-татарки. Вот предыстория: Анна подарила ему это самое кольцо, он пообещал хранить его всю жизнь, а потом так случилось, что при бомбежке подарок Ахматовой потерялся. Анреп не смел и не знал как сказать об этом Анне Андреевне.

Из воспоминаний Анрепа: «Образ Анны Андреевны, какою я помнил ее в 1917 году, оставался таким же очаровательным, свежим, стройным, юным. Я спрашивал себя, было ли прилично с моей стороны уехать из Лондона. Я оказался трусом и бежал, чтобы Анна Андреевна не спросила о кольце. Увидеть ее? "Мою Россию!" Не лучше ли сохранить мои воспоминания о ней, как она была? Теперь она международная звезда! Муза поэзии! Но все это стало для меня четвертым измерением».(Звезда. - 1989. - № 6. - С. 56-62. Борис Анреп О черном кольце)

Убежав от Анны в Париж, он совершенно не предполагал, что она заедет туда по дороге в Россию. В Париже они встретились. Для него это был шок.

О встрече Борис Васильевич вспоминал так: «В кресле сидела величественная полная дама. Если бы я встретил ее случайно, я никогда бы не узнал ее, так она изменилась. «Екатерина Великая», – подумал я.» (Звезда. - 1989. - № 6. - С. 56-62. Борис Анреп О черном кольце) Она сильно изменилась. Встреча была пронзительно трагической, драматичной. Съемки фильма дались Светлане Николаевне тяжело. Она не очень хорошо себя чувствовала, потому что снимали по 16 часов каждый день. А она все время была в кадре.

С.К.Я лежала на кожаном диване. Петр Сергеевич подошел ко мне, сел на диван и стал читать мне стихи, держа меня за руку, — рассказывает Светлана Крючкова — во время съемок, когда мы вошли в кадр, и наступил момент, когда мы держимся за руки, мы просто смотрели друг другу в глаза. У меня было ощущение, что я через глаза читала его мысли — Петр Сергеевич понимал что скоро уйдет. Он так хотел мне сказать все самое главное, что было — молча. Незабываемый момент. В фильме он читается». Те кто придут на вечер узнают много нового. Услышат много интересного. — В любом случае я выхожу на сцену ради того, чтобы вернувшись домой, каждый сидящий в зале, если не каждый, то через одного, если не через одного, каждый пятый захотел снять с полки сборник со стихами Ахматовой» — делится мыслями В. Крючкова.

Для Елабуги Светлана Крючкова привезла поэтическую программу «Между любовью и любовью», посвященную Марине Цветаевой. Лежат они, написанные наспех, Тяжелые от горечи и нег. Между любовью и любовью распят Мой миг, мой час, мой день, мой год, мой век...

Программу подготовлена С Крючковой совместно с Ирмой Викторовной Кудровой , единственным человеком, допущенным в архивы НКВД, по поводу М. Цветаевой и ее семьи. Ни до, не после никто туда не допускался, для представления документов, касающихся Цветаевой.

Ирма Кудрова является автором 12 книг о жизни и творчестве Марины Цветаевой.: «Путь комет» в 3х томах: «Молодая Цветаева»,. «После России», «Разоблаченная морока»; «Жизнь Марины Цветаевой»; «Просторы Марины Цветаевой»; «Путь комет. Жизнь Марины Цветаевой», и пр.

Ирма Викторовна находится в таком возрасте, что успела пообщаться с людьми, которые знали Марину Цветаеву, например , с Константином Радзевичем , которому она посвятила «Поэму Горы» и «Поэму конца» (1924) — самое сильное, что есть в Цветаевской и мировой лирике.

На поэтическом вечере в Елабуге прозвучат лирические стихи и ранние и не ранние, Поэма Горы. Эпиграф к поэме говорит о многом: «О любимый! Тебя удивляет эта речь? Все расстающиеся говорят как пьяные и любят торжественность». Гёльдерлин (Перевод М. Цветаевой.).

Поэма написана языком, интересным молодежи. «Ты — как круг, полный и цельный: Цельный вихрь, полный столбняк. Я не помню тебя отдельно От любви. Равенства знак.» Во втором отделении прозвучат стихи, которые никогда в России не читались — это гражданская лирика Марины Цветаевой, стихи, написанные сразу после революции. Программа, подготовленная совместно с Кудровой, была презентована 19 декабря 2010 года в Санкт-Петербурге.

Светлана Крючкова, впервые, прочла ее в Смольном дворце. Был аншлаг: 750 стульев и банкетки были заняты людьми, остальные слушали стоя. Завтра программу «Между любовью и любовью» услышат в Елабуге.

Фото №72494. Светлана КрючковаФото №72494. Светлана Крючкова

Светлана Крючкова - народная артистка России, актриса театра и кино, лауреат премии "Ника".

Сыграла в фильмах: «Большая перемена» (1973), «Старший сын» (1976), «Безымянная звезда» (1978), «Родня» (1981), «Старые клячи» (2000), «Ликвидация» (2007) и многих других.

Окончила Школу-Студию им. В.И.Немировича-Данченко при МХАТ СССР им. М.Горького (курс засл.арт.РСФСР, проф. В.П.Маркова).

Работала в московских театрах: "Современник", Театр им. Маяковского, Театр им. Станиславского, Ленком, МХАТ им.М.Горького. С 1976 г. – актриса БДТ им. Г.А.Товстоногова.

Является составителем и исполнителем многочисленных поэтических программ, в которые входят стихи Е.Баратынского, А.Пушкина, М.Лермонтова, Ф.Тютчева, И.Бунина, И.Тхоржевского, О.Мандельштама, Д.Самойлова, А.Тарковского, И.Бродского, А.Ахматовой, М.Цветаевой, М.Петровых, А.Володина, Г.Шпаликова.

Выступает с сольными музыкально-поэтическими творческими вечерами в различных регионах России и за рубежом.

В августе 2003 г. при поддержке Санкт-Петербургской Студии грамзаписи выпущен двойной альбом "Назначь мне свиданье…" с песнями (в том числе из кинофильмов и спектаклей) и стихами А.Тарковского, М.Цветаевой, М.Петровых. Диск не поступил в широкую продажу, приобрести его можно только на концертах и спектаклях с участием Светланы Крючковой.

Елена Сунгатова. Март 2011
Персоналии: